Чистое небо 1943

DSC08416

 

Для Сафоновского района Смоленской области день Победы наступил еще 31 августа 1943 года, так как в рамках  наступательной операции «Суворов» и стремительного продвижения вперед войск Красной Армии были освобождены многие населенные пункты и районы Смоленской области. Обошелся этот этап нашим воинам большой кровью. По территории сафоновской земли проходила вторая линия немецкой обороны. Она протянулась от деревни Приселье Ярцевского района до города Дорогобуж и была наиболее мощно укреплена огневыми точками, траншеями, проволочными заграждениями, противотанковыми рвами и минными полями. Освобождали район и прилегающие к ним деревня 88-я, 220-я, 251-я, 331-я стрелковые дивизии 31-ой армии. Это были высоты, которых смело можно называть «огненными», потому что ни днем, ни ночью не утихали разрывы снарядов, постоянно улетали вдаль трассирующие пули, громыхали залпы орудий, с неба падали бомбы. Наши солдаты каждый день погибали под смертоносным вражеским огнем, унося так же с собой и неприятеля.

112790020_large_006

Все эти высоты были усеяны трупами солдат, здесь их было предостаточное множество,-  говорили тогда очевидцы тех событий и мирные деревенские жители.

«Мне запомнились эти места, где несколько недель дивизия вела тяжелые бои. Запомнить название этих мест действительно трудно было, потому что нас часто перебрасывали с одного участка на другой, и на каждом из них дивизия принимала на себя тяжелые удары немцев. Один из них запомнился и на всю жизнь. Был он, кажется, в районе Квадратной рощи, что была на рыбковской земле. Ветераны 919-го полка вспоминали эту Квадратную рощу до конца войны. В этом бою был убит командир батареи 120-тимиллиметровых минометов капитан Хорошилов Н.А. в возрасте 21 год. На батарею позвонил начальник артиллерии полка майор Жуков, приказал принять батарею и срочно отправиться на КП комбата Полторака. Дважды пытался пройти через «долину смерти» и дважды возвращался с раненым ординарцем на руках. Только при третьей попытке и с третьим ординарцем удалось проскочить это заколдованное место. Сделав несколько контрольных выстрелов, открыл огонь батареей по переднему краю немцев. После короткого огневого налета пехота поднялась в атаку и оседлала шоссейную дорогу. В течение нескольких дней немцы непрерывно атаковали батальон Полторака, пытаясь отвоевать занятый участок дороги и высоту, но каждый раз откатывались на исходные позиции, оставляя на поле боя множество трупов. Дорога и высота остались в наших руках, а «долина смерти» стала тихим и неопасным для перехода местом. В этом бою я впервые увидел страшную силу огня своей батареи. Мощные взрывы 16-тикилограммовых мин в клочья разносили плотные цепи наступающего противника. При прямом попадании даже пушки летели вверх, как щепки»

( из воспоминаний капитана Непийпа Е.С.  Исторический формуляр 919-го СП №364656 стр.37)

Qlrg0HYYD_s

— С начала августа 1943 года 13 дивизий (в том числе и нашу) перебросили в район наступления. Видя ожесточенные бои, мы продвигались по коридору шириной 3-4 километра. Пространство это полностью простреливалось ружейно-пулиметным огнем противника, в результате чего мы несли большие потери. Под Сафоново возле реки Вопец подразделения и части 251 стрелковой дивизии встретили хорошо организованную немецкую оборону с открытыми траншеями в полный профиль, проволочными заграждениями и минными полями. Дивизия вынуждена была перейти к обороне. Началась тяжелая работа по созданию неприступного рубежа в инженерном отношении. За короткое время надо было отрыть вручную (в основном ночью) не одну сплошную линию траншей в полный профиль с ходами сообщений, оборудовать закрытые огневые позиции артиллерии, минометов и других поддерживающих огневых средств. В первой декаде августа дивизии ночью были сняты с позиций, оставив на месте малочисленный состав подразделений для имитации активной обороны, передвинулись севернее, где пробили брешь в обороне противника и сходу повели наступление в направление железнодорожной станции Вышегор, с целью расширения окружения сафоновской группировки. Не добившись успеха, потеряв больше половины личного состава, дивизия вернулась на прежние рубежи. От железной дороги до магистрали Москва-Минск начала наступление прямо на Сафоново, которое было освобождено в первый же день. Потом наши части встретили ожесточенное сопротивление подоспевших фашистках подкреплений, в том числе и танков. Бойцы и командиры наших дивизий в ожесточенных боях зачастую переходили в рукопашную, с большим упорством ежедневно продвигались дальше. В августовских боях на Смоленской земле, особенно в районе деревни Рыбки, немало наших воинов, в том числе  и призванные из местных солдат, сложили свои головы, а многие обильно полив эту землю своей кровью получили тяжелые увечья.

(из воспоминаний полковника Юрченко Ивана Дмитриевича)

img-20150402142522-391

Но наступил тот момент, над Сафоновским районом засветили первые лучи солнца. Сафоновцы еще тогда не могли осознавать всю серьезность произошедшего,ведь после освобождения война продолжалась почти целых два года. Да и состояние района после освобождения было сильно удручающим  — в поселке Сафоново не осталось ни одного довоенного строения, ни одного жилого дома. Гитлеровцы предали огню и взорвали здания многочисленных учреждений.

разрушенный ж/д вокзал Сафоново 1943 год

разрушенный ж/д вокзал Сафоново 1943 год

— Я хорошо помню Сафоново 31 августа 1943 года – в день его освобождения. Здание железнодорожного вокзала разрушено бомбежками. Вместо рельсов валялся металлический лом, вместо путей зияли глубокие воронки. На месте депо, вокзала, водокачки и других сооружений лежали груды битого кирпича. Я поднялся по пригорку в центр поселка. Метрах в 100-120 по правую руку от меня стояло чудом сохранившиеся одноэтажное здание. В нем не было в тот день ни одного человека. (Из воспоминаний ветерана 251-й стрелковой дивизии, младшего лейтенанта Алексея Федоровича Семенова.)

А вот еще одно уникальное воспоминание:

— Третий день Сафоново в руках Красной Армии. Третий день тут нет немцев. Зато остались следы их двухлетнего хозяйничанья.

Из 700 домов – ни одного целого. Все разрушено, сожжено, взорвано. Там, где над бурьяном видны остатки стен, заложены фугасы. Рука преступника —  немца, поспешно удравшего на Запад, пытается сеять смерть и разрушения даже на уже освобожденной нами земле. 

Когда наши бойцы овладели Сафоновым, в нем не было ни одного человека из мирного населения. На второй день пришла мать и дочь Богдановы, скрывающиеся в глухой деревни. На месте своего домика они увидели только часть фундамента.  Среди разбросанных взрывами остатков зданий, над грудой кирпичей и мусора, возвышается единственный уцелевший телеграфный столб. Он стоит как свидетель бесчеловечности немцев, как символ их «нового порядка». На нем в первые месяцы своего господства повесили русского юношу Николая Репина. Труп долго висел. Палачи не давали хоронить Колю.  Его казнили, за то, что он был русский, за то, что любил свой народ.

Осуществляя дьявольский план истребления русского населения, немцы хватали всех, кто попадал под руку, и расстреливали по подозрению в связи с партизанами. Они убили шестнадцатилетнего Мишу Кабанова и Мишу Ковалева, расстреляли учительницу Татьяну Ширман вместе с ее матерью. Сотни детей школьного возраста и младше стали жертвой гитлеровских бандитов, не говоря уже о взрослом населении, которое не успело скрыться в лесах.

«Техника» массового убийства была разработана до деталей. Людей собирали группами, уводили в кусты или к ближайшим рвам и расстреливали из автоматов. Всю зиму до весны 1942 года в самом Сафоново, и вокруг него, валялись трупы убитых ни в чем не повинных советских людей.

Изуверство гитлеровцев росло с каждым днем. Оставшиеся в живых жители Сафонова подвергались мучительной пытке страхом. Планомерно день за днем захватчики истребляли население, уничтожали все, чем гордились сафоновцы. Дом культуры, две прекрасные школы – десятилетки, две больницы, вокзал, общественные здания – все это полностью уничтожено.

В богатом когда-то Сафонове не осталось ни одной коровы. Скот, домашняя птица, пасеки – все это съедено как саранчой. У населения забиралась мебель, домашняя утварь, даже тряпки. Около разрушенного здания вокзала лежит куча металлического лома. Тут домашние чугунки и сковороды, дверцы от печей, спинки кроватей, проржавевшая водосточная труба и изуродованный остов детской коляски. («На врага» — что немцы сделали с Сафоново, №205 от  3.09.1943г.)

3929122

Много бед и лишений принесли немецко-фашистские захватчики сафоновцам. Нужно было налаживать жизнь. В нелегкие послевоенные дни народ взялся за решение важнейшей задачи – в короткий срок залечить раны, нанесенные войной. И это удалось.

1-11

С ПРАЗДНИКОМ ДОРОГИЕ САФОНОВЦЫ! С ДНЕМ МАЛОЙ ПОБЕДЫ!

командир ПО «Серп и Молот» АВРАМЕНКО С.М,

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *