Солдаты лежали на огородах!

Гурьево — деревня в Ельнинском районе Смоленской области России. Население – 1 житель (2012 год). Расположена в юго-восточной части области в 7 км к северо-западу от города Ельня, в 8 км севернее автодороги Р96 Новоалександровский(А101)- Спас-Деменск — Ельня — Починок, в 7 км к западу от автодороги Р137 Сафоново — Рославль, на берегах реки Ужа. В 4,5 км к югу от деревни железнодорожная станция Нежода на линии Смоленск — Сухиничи. Входит в состав Леонидовского сельского поселения.
В годы Великой Отечественной войны деревня была местом ожесточённых боёв и дважды была оккупирована гитлеровскими войсками. 1-й раз в июле 1941 года (освобождена в ходе Ельнинской операции), 2-й раз в октябре 1941 года (освобождена в ходе Ельнинско-Дорогобужской операции в 1943 году).

gurevo 1

6 сентября 2013 года началась очередная «Вахта-памяти» на территории Ельненского района. Наш отряд «Серп и Молот» прибыл так же на эту вахту (в составе трех человек), но, к сожалению всего на один день — 8 сентября 2013 года, как раз на день выборов в областную государственную думу Смоленской области. Проголосовав отправились в путь, с надеждой как и всегда, поднять того благодаря которому мы живем, поднять солдата той далекой и в то же время близкой войны.
Решением руководителей Вахты Куликовских Нины Германовны было принято разбить лагерь прямо в окрестностях деревни Гурьево, тут же и расположился штаб лагеря. Судя по оставшимся заброшенным домам, деревня вымерла пять-восемь лет назад. Дороги, по которым когда-то ездили местные жители заросли, озеро, в которое впадает и затем вытекает речка Ужа, заболотилось, и заросло. А ведь когда-то здесь кипела тихая и соразмеренная жизнь со своими проблемами и заботами. Так и хотелось сказать: — Эх, а помнишь деревня!?
Возле заброшенных домов виднелись еще остатки полусгнивших деревянных заборов показывающих границы деревенских огородов, которые так же были по пояс в траве. Но по инициативе руководителей вахты было принято решение скосить траву на близлежащих полях и огородах для удобства работы поисковых отрядов, которых приехало на вахту около 35.
Приехав в штаб, оформив все необходимые документы, получив продукты на один день, отправились на поиск. Перейдя речку, поднялись вверх по склону и свернули на право, на уже скошенный небольшой участок, где когда-то был обычный деревенский огород. Работать на этом участке пришлось трем отрядам нашему, отряду из Рословля и сводному отряду из города Владимир.
И началось. Метр за метр прочесываем этот небольшой участок местности. Вначале как обычно обычное деревенское железо (засовы, замки, скобы, гвозди). Ближе к домам стали попадаться предметы времен войны (стреляные гильзы, патроны, гранаты, снаряды и фрагменты снарядов, а так же большое скопление осколков – причем большей, частью немецких). Стало понятно, что немцы из-за речки стреляли по нашим из минометов, когда наши бойцы вели бой за деревню. Первыми наткнулись на останки солдата ребята из города Владимира, он лежал на животе лицом вниз с вытянутыми руками, в одной из которых была саперная лопата, при дальнейших раскопках была обнаружена в районе, где была когда-то спина «голова» от немецкой пехотной мины примерно 50-ти миллиметровой (при дальнейшем исследовании у бойца будут обнаружены два солдатских медальона один из которых расскажет о том, что этот солдат был родом из Челябинска и погиб в еще юном возрасте).

gurevo 2

Поиск продолжался следующая удача ждала отряд из Рославля, они так же нашли одного бойца, но тот в отличии от первого которого поднимал Владимир был настолько разрушен, что видимо минометная мина попала совсем рядом и разорвала его практически в клочья (затем ими был поднят еще один солдат).
И вот исследуя местность всего в двадцати метрах от дома, на границе окончившегося когда-то огорода, наш прибор издал сильный звук. Начали копать. Вначале попалась неразорвавшаяся немецкая мина. Мина была вытащена, но звук усиливается глубже. Продолжаем копать, и вот она каска, а под не останки бойца. Эксгумируем останки, которые так же очень сильно разрушены. Оказывается, сюда попали сразу две мины, но вторая не разорвалась, и поэтому останки сохранились. При бойце были обнаружены портсигар и ложка (но судьбу данного солдата мы так и не установили).
За пол дня работы с этого небольшого деревенского огорода, который сажался и пахался были подняты останки четырех бойцов красной армии (подозревали ли тогда деревенские жители, что ходят по останкам тех, благодаря которым жили и продолжат жить. Скорее всего, да. Ведь слухи о бое за эту деревню, конечно же, передавались из уст в уста). Такая же ситуация происходила и у других поисковых отрядов, которые работали возле всей деревни. Солдаты лежали на небольшой глубине всего каких-то 70-80 сантиметров. Это была их последняя атака осенью 1941 года и смерть. Смерть, которую будучи молодыми, они встретили на огородах возле этой неприметной деревушки.

gurevo 3

Вместо заключения: Передо мной предстала панорама гладкого, как доска, желтого скошенного поля перед деревней. Никаких укрытий. Среди столбов земли и дыма от разрывов мин и снарядов медленно, очень медленно двигались вперед фигурки бойцов. Многие падали и больше не вставали. И вдруг упали все… И не вставали… «Залегли», — мелькнуло в голове. Я не знаю, какая сила в следующий миг выбросила меня из окопа, на войне так бывает. Чуть пригнувшись, пошел вперед, к залегшим батальонам. «Поднять, поднять, во что бы то ни стало поднять», — стучало в висках. Я не видел, как вслед за мной выскочили из окопа старший батальонный комиссар Гутник, начальник артиллерии полка капитан Левченко и мой адъютант старший лейтенант Лясковский, Опомнился я, когда Лясковский резко толкнул меня в сторону, под горящий немецкий танк. В нескольких шагах хлопнул разрыв мины. По броне застучали осколки. Дальше мы уже ползли по-пластунски. С трудом нашли комбата, который доложил, что все командиры рот убиты. — Вот что, комбат. Немедленно пошлите вперед бойцов забросать огневые точки гранатами! Лясковскому и Левченко возглавить роты и поднять их в атаку. И быстрее, быстрее! В этот момент я отчетливо понял, что поднимать батальон надо именно мне. И когда услышал взрывы гранат, понял, что посланные вперед бойцы сделали свое дело, встал во весь рост и закричал: «За мной!» Атака была стремительной. Подразделения ворвались в Гурьево. Наиболее успешно действовал 85-й стрелковый полк, которым теперь командовал капитан Н. Д. Козин. В результате ночного боя он прорвал оборону врага, подразделения полка глубоко вклинились во вражеские позиции. Успех Козина я решил использовать для обеспечения выполнения главной задачи дивизии. В ночь на 3 сентября в полосу его полка были переброшены все подразделения соседнего слева 355-го полка. 4 сентября дивизия еще на несколько километров вклинилась в глубину вражеской обороны, а к исходу 5 сентября вышла к железной дороге Ельня — Смоленск, то есть на тыловые пути его группировки. Рано утром 6 сентября 85-й стрелковый полк выбил противника из деревни Гурьево, содействуя тем самым другим соединениям в овладении городом Ельня.

gurevo 4

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *