Здравствуй, Алеша!

Есть в старинном городе Пловдиве два памятника, которые известны всей Болгарии. Один из них был возведен в конце XIX века, другой – в середине прошедшего. Их отделяют годы и целые эпохи. Но они родственны, ибо оба монумента посвящены ратным подвигам российских воинов-освободителей. И все эти годы они являются символами исторического братства двух народов – русского и болгарского, скрепленного кровью, общностью судеб и взаимным уважением и любовью.

Первый памятник русским воинам-освободителям был открыт в Пловдиве на вершине холма Бунарджик при огромном стечении горожан и почетных гостей осенью 1881 года. Этот небольшой красивый монумент, созданный по проекту русского архитектора, стал данью памяти солдатам и офицерам, которые под командованием храброго генерала Гурко три дня вели ожесточенные бои за Пловдив с турецкими войсками. Памятник имеет форму усеченной пирамиды, на которой изображен императорский орел, а также перечислены названия частей Западного русского отряда, освобождавшего город.

Земля косихинская богата знаменитыми людьми. Она подарила миру известных всем поэта Роберта Ивановича Рождественского, композитора Михаила Фелофьевича Старикова (песни которого на слова Геннадия Панова пели и до сих пор поют: «Здесь пахнет хлебом по утрам, по вечерам полынью пахнет…»), взрастила и воспитала Германа Степановича Титова, покорившего космические просторы вслед за Юрием Гагариным. Здесь жил и работал учитель, писатель, музыкант Адриан Митрофанович Топоров. В Косихе родился и Алексей Иванович Скурлатов – прототип памятника русскому солдату в болгарском городе Пловдиве, в честь которого была написана песня «Алеша», которая в течение долгого времени была гимном этого города.

Семья Ивана Федоровича Скурлатова проживала у речки Лосихи, соседями которой были Клочковы и Оськины. Глава семьи был прирожденным живописцем: нигде не обучаясь художественному ремеслу, искусно расписывал церкви, в частности церковь в самом Косихе, которая впоследствии сгорела. Иван Федорович также писал иконы, часть из которых до сих пор хранится у родственников в г. Ярославле.

В семье было три сына — Иван, Егор и Алексей. Брат Иван, 1911 года рождения, одним погожим днем пас скот на увалах. Подъехавшие к пареньку верховые, поинтересовавшись, как зовут, спросили, не желает ли он стать комсомольцем и строить коммуну. Иван согласился. Выкорчевали лес и построили населенный пункт, недалеко от поселка под названием Первовознесенский. К этому времени вся семья Скурлатовых уже перебралась к старшему сыну, который работал в коммуне комбайнером, Егор Иванович работал шофером в уже создавшейся Овчинниковской МТС, а Алексей работал штурвальным на комбайне старшего брата.

Начавшаяся война разрушила все планы: три сына Скурлатовых были призваны на фронт. Старшие братья Иван и Егор сгинули в адском горниле войны, и родные до сей поры не знают, где место их захоронения. Алексей Иванович был призван на фронт по достижении призывного возраста, когда, по его выражению, «подошли года», в августе сорок первого. В составе отдельного лыжного батальона, в качестве разведчика прошел всю войну, был участником битвы за Москву и сражался в боях у деревни Крюково, освобождал города Зеленоград, Клин, Калинин, где впервые был ранен, отлежал в госпитале, после выздоровления попал в состав 250-ой дивизии 31-ой армии. Получил второе ранение и лечился в госпитале г. Вышний Волочек. После освобождения г. Калинина наши разведчики, выйдя к реке, наткнулись на немецкую траншею, зашли в нее, а она, конечно же, была «пристреляна» немцами, и, когда началась артподготовка, разорвавшимся артиллерийским снарядом Алексея Ивановича контузило и засыпало землей. После боя девчонки-санитарки, двигаясь по траншее, увидев голову и ноги солдата, вытащили его и отправили в госпиталь на лечение.

Алексей Иванович принимал участие в освобождении Курска, Харькова, Николаева и Вознесенска. Освободив Молдавию, форсировав две реки, советские войска оказались на территории Румынии, по которой они прошли без боев, по причине объявления румынским правительством войны Германии, бывшей союзнице румын. Следом советские войска освободили Болгарию. В то время телефонная связь была катушечная, то есть телефонный провод проходил по земле, а гуляющий сам по себе скот связь эту регулярно нарушал. Поэтому было принято решение установить воздушную линию связи в г. Пловдиве. Подразделению советских солдат под командованием майора Калашникова, было поручено готовить ямы под опоры, на которых телефонисты устанавливали воздушный телефонный провод.

Молодость – есть молодость. Болгария была свободна от захватчиков, и вечерами, после работы, болгарские и советские солдаты собирались вместе, устраивали танцы. Алексей Скурлатов, имевший «косую сажень» в плечах и недюжинную богатырскую силу, усаживая себе на плечи одного, а то и двух человек, легко выделывал танцевальные кренделя. Методи Витанов, бывший в то время начальником подразделения связи, обратил внимание на русского богатыря, и болгарский скульптор увековечил в бетоне и железе могучую фигуру Алексея Ивановича, олицетворявшую советского солдата-освободителя болгарской земли от немецко-фашистской тирании.

В 1947 году Алексей Иванович демобилизовался, приехал домой. Работал в МТС трактористом, комбайнером, экспедитором. Дома практически не жил, с ранней весны до поздней осени – в вагончиках на полевых станах. Опоздать на работу, даже на пять минут, в то время считалось тягчайшим преступлением, и люди, чтобы не рисковать, старались реже отлучаться с полевого стана. Затем началось строительство мотороремонтного завода. Алексей Иванович принимал в нем участие от самого первого камешка. Был и слесарем, и заведующим котельной, и начальником цеха. И еще долгое время после ухода на пенсию приносил пользу родному заводу.

В настоящее время живет Алексей Иванович в том же селе Налобиха, вместе с ним живет дочь Нелли Алексеевна Куйрукова, ее муж Борис Макарович. Внучка Татьяна подарила ему правнучку Настеньку и славного правнука Алешу, названного так в честь его знаменитого, героического прадеда.

Журналист Леонид Голубев, впоследствии отыскавший в небольшом алтайском селе Налобиха прототип памятника в болгарском городе Пловдиве, Алексея Ивановича Скурлатова, сделал его известным на весь мир.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *