Забытый город (Гжатск)

848f3b88183f

Гжатская пристань — Гжатск -Гагарин… Эти названия в разные исторические эпохи отражают основные вехи истории города. В его судьбе тесно переплелись далекие пути купеческих хлебных караванов и звездные трассы, бурные военные вихри и тихая поэзия русской провинции.

Возник Гжатск в первой половине XVIII столетия. Однако археологические памятники свидетельствуют о том, что гжатские земли были заселены и освоены задолго до этого. Археологами были обнаружены остатки селищ и городищ — поселений, относящихся к железному веку (на северной окраине села Будаева, в селе Никольском, деревни Кожино)

История Гжатска тесно связана с Петербургом. Изучая водные пути для перевозок хлеба и товаров в Северную столицу, Петр I обратил внимание на Гжать — приток Вазузы, впадающей в Волгу, по этим рекам и системе каналов можно было плавать до Балтики. Указом от 28 октября 1715 года царь повелел: «…по рекам по Гжати… да по Вазузе… сделать судовой ход, чтоб могли суда с пенькой и с хлебом и с иными товарами ходить без повреждения и чтобы сие учинить сего года до заморозок, да на тех же реках в пристойных местах сделать амбары…».

Вскоре на Гжати стали строить пристани со складскими помещениями. И сейчас вдоль реки можно увидеть квадраты бывших затонов для стоянок судов и выровненные берега в местах, где строились барки. Эти плоскодонные бескилевые торговые суда, груженые зерном, мукой, льняным семенем, салом, пенькой, парусиной, строительными материалами более полутора веков отправлялись от Гжатской пристани в Петербург, чтобы стольный град был сыт, одет, обут.

Барки по Гжати до Петербурга водили один раз в году в половодье. Когда первый караван гжатских барж с хлебом приплыл к Ладоге, обрадованный царь наградил местных купцов и заявил, что отныне будет считать Гжатск «житницей Петербурга». В знак своего расположения он приказал построить на левом берегу Гжати царский дворец из дубовых бревен. Дворец украшал город до 40-х годов XIX века, но с течением времени обветшал и был разобран. От Смоленской дороги к дворцу вела аллея. Часть ее с вековыми вязами сохранилась
до наших дней. Она начинается напротив входа в городской парк культуры и отдыха.

В феврале 1776 года пристань на Гжати по указу Екатерины II стала уездным городом, а в 1780 получила герб: в лазоревом щите «нагруженная хлебом и готовая к отправлению барка в серебряном поле в знак того, что при сем городе славная хлебная пристань». На современном гербе — тот же символ. К нему добавились муниципальная корона установленного образца и девиз на серебряной ленте: «Родина первого космонавта». Кстати, утвержден современный герб Геральдическим советом при президенте России 8 декабря 2006 года.

С превращением Гжатской слободы в уездный город в нем появились суконные фабрики, кирпичные заводы, по пятницам проводились торги. Из Петербурга купцы везли назад шелк, чай, сахар, да прочего «столишного товару навалом». Медные самовары и рассыпчатые прянички, цветные шали и платки, фарфоровая и гончарная посуда, плетеные корзинки и звонкие бубенцы… Все это продавалось на знаменитой Казанской ярмарке, что шумела и гремела на центральной площади всю вторую неделю июля в XVIII-XIX веках. Съезжались на ярмарку купцы из Смоленска, Москвы, Калуги, Владимира, Дорогобужа, Вязьмы, Серпухова, Ржева, Переславля-Залесского и других городов.

16 ноября 1779 года правительство Екатерины II утвердило генеральный план Гжатска. На смену хаотичным застройкам пришло упорядоченное строительство: расширение и выпрямление улиц, разделение города на центральную часть, где должны были строиться казенные административные и торговые здания, дома дворян и купцов, и на предместья с деревянными застройками неимущих социальных групп. Увеличивается количество каменных построек. Помимо церкви Скорбящей Богоматери, выстроенной еще в 1753 году, т.е. до переименования пристани в уездный центр, для нужд населения были возведены Казанская (1789) и Вознесенская (1791) церкви.

Прославился Гжатск и своей дворянской архитектурой. В уездной деревенской глуши возводились роскошные дворцы и парки. В селе Самуйлово стоял усадебный дом князя Голицына, в Токареве — дворянина Крахта, в Васильевском — дворян Повалишиных, в Пречистом — Голицыных-Муромцевых, а в Скугорево — Воейковых. Усадьбы поражали богатством интерьеров и архитектуры. На небольшое время деревенский уезд превратился в культурный центр, где процветали различные искусства. К сожалению, до наших дней сохранились далеко не все усадебные дома. Например, от имения князей Голицыных остались только незначительные части здания и фундамент. Хотя ранее оно считалось самой яркой из усадеб классицизма на Смоленщине в конце XVIII-начале XIX вв.

Жители Гжатска отважно защищали Отечество в 1812 году. Из общей суммы пожертвований на оборону Родины миллионов рублей, собранных в Смоленской губернии, взнос жителей Гжатского уезда составил 3,5 миллиона. Около полутора тысяч гжатчан записались в народное ополчение, участвовали в Бородинском и других сражениях. Крестьяне Гжатского уезда нападали на отряды фуражиров наполеоновской армии, защищали деревни от мародеров и грабителей. В окрестных селах были устроены маяки, с которых по условным приметам или звону колоколов разной величины крестьяне получали известия с явлении неприятеля и его силах.

В Гжатском уезде начал боевые действия первый армейский отряд, который возглавил гусарский подполковник, поэт Денис Давыдов. Отряд Давыдова, включавший 50 гусар и 80 казаков, базировался возле села Скугарево, в 40 верстах от Гжатска. Первый бой отряда с французами произошел 14 сентября в селе Токареве. Противники, обобрав крестьян и нагрузив большой обоз, легли спать, выставив небольшую охрану. Партизаны, незаметно приблизившись, сняли часовых и вошли в село. 90 вражеских солдат сдались в плен, сопротивлявшиеся были уничтожены.

Отступая, Наполеон приказал сжечь деревни, села, города. Сильно пострадал от пожаров и Гжатск. В городе уцелело 87 строений, среди них — дом городского головы купца С.И. Церевитинова, в котором останавливался фельдмаршал М.И. Кутузов. Восстановлен город был по плану, разработанному в 1817 году. Строились в основном деревянные здания, лишь старые торговые улицы постепенно обстраивались каменными домами. Позднее, в 1897-1900 гг., на месте старого Благовещенского собора был построен новый крупный пятиглавый собор в псевдорусском стиле. Стоя на возвышении рядом с другими храмами, он и поныне главенствует в панораме, определяя место городского центра. После войны 1812 года началось сокращение торговых оборотов. Сказывалось в частности обмеление Гжати, вызванное вырубкой лесов в бассейне реки и ее притоков. Особенно тяжелым для Гжатской пристани оказался 1836 год, когда река неожиданно в конце февраля вскрылась, а затем вода быстро спала вследствие возвратившихся морозов. Многие купцы к моменту паводка не успели подготовить барки и грузы, а те барки, которые были все же отправлены, остановились в 50 верстах от Гжатска. Чтобы вывести их на Волгу, купцам пришлось строить через каждые 5 верст запруды. В столицу эти суда пришли с опозданием на три месяца, в начале сентября, когда Петербургский порт прекратил свои операции. Значение пристани, просуществовавшей без малого полтораста лет, подорвало и открытие в 1851 году железной дороги Петербург-Москва, по которой теперь перевозилась значительная часть грузов, следовавших ранее по речным путям. Еще более потеряла свою значимость Гжатская пристань в конце 60-х годов XIX века, когда было начато движение по железной дороге Москва-Смоленск. В то же время строительство железных дорог дало новый толчок для развития Гжатска. Главным предметом оптовой торговли стал лен: он отправлялся за границу и на текстильные фабрики, преимущественно во Владимирскую губернию. Ежегодно вывозилось до 160 тысяч пудов льноволокна, почти 120 тысяч пудов конопляного и льняного семени. Объем перевозок с каждым годом увеличивался.

По характеру экономики Гжатский уезд в первой половине XIX века оставался сельскохозяйственным, а по составу населения — крестьянским. Среди крестьян широко распространены были неземледельческие занятия: часть работала каменщиками, кирпичниками, плотниками, пильщиками. Были печники, гончары, шерстобиты, кожевники, углежоги. Также крестьяне нанимались строить барки, рубить леса, уходили на разные работы в Москву и Петербург, где работали ткачами, прядильщиками, колотильщиками. Широко были развиты промыслы. Крестьяне-кустари изготовляли с помощью несложной техники необходимые в крестьянском хозяйстве предметы: колеса, столярные изделия, деревянные сундуки, трещотки для очистки льняного семени. Славился уезд выделкой овчин и кожи.

Историк Н.И. Кареев, вспоминая дореформенный Гжатск, где после выхода в отставку около трех с половиной лет служил городничим его отец, писал: «В городе стояла артиллерия, офицеры которой были первыми танцорами для часто гостивших у нас теток. Кроме того, бывали чиновники с именами, отчествами и фамилиями, бывшими мне известными по «памятной книжке», бывали более образованные купцы, в общем, довольно большое общество, да и детская компания изрядная. Жизнь шла весело. Вспоминаются приезжавшие в город группы актеров, цирк, балаган, фокусники, что все нам показывалось и приводило в восторг. Помню и многое другое: великолепную комету 1858 года, относительно которой отец меня успокоил, что она светопреставления не производит, или зелененькую брошюрку «Об улучшении быта крестьян» вызвавшую много разговоров, проезд через Гжатск Александра II, промчавшегося мимо наших окон, известие о пленении Шамиля и т.п.».

В конце XIX столетия в городе было шесть учебных заведений, в том числе: женская прогимназия мужское городское трехклассное училище, мужская и женская приходские школы, две церковноприходские школы.

К началу XX века Гжатск был небольшим провинциальным городом с населением в 9 тысяч жителей. В 1910 году в нем насчитывалось 872 жилых строения, из которых только 68 кирпичных. Не было электричества, улицы освещались керосиновыми фонарями. Зато имелись народная библиотека-читальня, небольшой театр и клуб для развлечений. Работали два механических, один пивоваренный, два кирпичных и несколько кожевенных заводов. Еще был лесопильный завод в селе Мокром, шелкоткацкая фабрика в Корытовской и вышивальная — в Новопокровской волостях.

Продолжало активно развиваться кустарничество, часть крестьян занимались изготовлением из дерева, металла, глины различных предметов домашнего обихода. Деревня Дуброво Глинковской волости славилась сундуками и укладками, Вырубовская, Купровская, Михайловская, Воронцовская и Спасская волости — колесами. С конца 1860-х годов началось производство плугов, борон, веялок и скоропашек. В ряде деревень валяли обувь.

Росло число зажиточных крестьян, которые скупали наделы у бедняков, арендовали землю у помещиков. Часть зажиточного крестьянства была владельцами предприятий по переработке сельскохозяйственного сырья. Были среди крестьян и ростовщики. Бедные крестьяне вынуждены были из-за нехватки земель арендовать за отработку сенокосы и пастбища. Урожайность была низкой, хлеба не хватало даже до весны. Как следствие ширилось революционное движение. Тихий Гжатск дал революции на удивление много активных политических деятелей: Петр Алексеев, Лука Иванов-Абраменков, Вера Засулич, Филат Егоров.

Не обошла стороной Гжатский уезд и первая мировая война. Крестьяне были обложены повышенными поставками хлеба, мяса, лошадей, фуража. У многих не вернулись домой мужья и сыновья, стали появляться инвалиды.

Перед Великой Отечественной войной в Гжатске работали льнозавод, кирпичный завод, лесопилка, вальцовая мельница, хлебокомбинат, ткацкая фабрика, электростанция, артели. В городе проживало 12 тысяч человек; имелись две средних и одна неполная средняя школы, зооветтехникум, районный клуб, библиотека, больница, Дом учителя, звуковой кинотеатр.

Тяжелейшие испытания выпали на долю жителей Гжатского района в годы Великой Отечественной войны. Почти полтора года гжатская земля была ареной кровопролитных боев. 8 октября 1941 года гитлеровцы захватили Гжатск и вышли на подмосковные рубежи. Город оказался в ближайшем фашистском тылу, и поэтому оккупационный режим был здесь особенно жесток. Фашисты по-хозяйски селились в домах, вышвыривая обитателей на улицу. По воспоминаниям А.Н. Кожина, освобождавшего Гжатск в составе 29-й стрелковой дивизии, немцы сосредоточили вокруг города огромные силы, превратив его окрестности в мощный укрепрайон. Здесь была создана густая сеть фортификационных сооружений: блиндажи, ходы, сообщения, укрытия для бронемашин и орудий; в лесах прорублены просеки, позволявшие вести прицельный огонь по наступающим, равнинные участки заминированы, в рощах сосредоточены огневые точки. Большая часть мужчин, не
призванных на фронт, и женщин были угнаны на каторжные работы в Германию.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *