Navigator Shop RU

Богдановщина (Еськово)

Село получило свое название от имени помещика конца XVI века Богдана Лихарева (второе, более раннее название Еськово тоже именное, от имени Еська — уменьшительное от Иосифа). Находилось оно в Гжельском стане Вяземского уезда и впервые упоминается в качестве сельца в писцовой книге 1594/1595 г.: «За Богданом за Нефедьевым сыном Лихарева, а преж того было за князем Иваном да князем Андреем Даниловыми детьми Гагарина сельцо Еськово, а Полежуево и Федотово тож, а в нем двор помещиков, да люцких четыре двора». Таким образом, село Богдановщина сменило несколько названий, прежде чем получило свое окончательное имя. В переписной книге 1677/1678 г. сельцо Еськово входило в поместье Михаила Ивановича Вырубова.

В 1679-1681 гг. он служил воеводой в Воронеже. В 1697 г. сельцо Еськово перешло от М.И. Вырубова к его брату Дмитрию Тимофеевичу и племяннику Матвею Дмитриевичу Вырубовым. Вероятно, братья были двоюродными. В этом же документе уточняются прежние названия сельца, теперь они называются как Полежаево и Нефедово. В первой половине XVIII века, с построением храма, Еськово стало селом. О владельце села и храмостроителе мы можем узнать из описания прихода 1774 г.: «Село Еськова церковь каменного здания, единопрестольная, во имя Святите¬ля Николая Чудотворца. Оная церковь построена на озерце в 1744 году того села бывшим вотчинником покойным господином Петром Матвеевым сыном Вырубовым. Около оной церкви ограды не имеется». В 1774 году в приходе было 95 дворов. Петр Матвеевич Вырубов был поручиком в отставке. По Генеральному межеванию 1776-1779 гг., село Еськово с двумя деревнями принадлежало уже сыну П.М. Вырубова — Петру Петровичу Вырубову. Он же владел селом и в 1799 г. Тогда в селе и одноименной деревне было 17 дворов, 112 мужчин и 110 женщин. В усадьбе находился «дом господский деревянный на каменном фундаменте с плодовитым садом».

В 1794 г. П.П. Вырубов построил в Еськово еще одну церковь — каменный двухэтажный храм: верхний престол во имя Покрова Пресвятой Богородицы, а нижний — во имя Святителя Николая Чудотворца. На старом кладбище оставалась каменная церковь, постройки 1744 г., также с престолом Николая Чудотворца. Позднее кладбищенская церковь, вероятно, была переосвящена, так как, по сведениям 1873 г., ее престол носил уже имя Всех Святых. Петр Петрович Вырубов «был в походах и сражениях против пруссаков», т.е. участвовал в Семилетней войне (1756-1763), уволен из военной службы в 1762 г. в звании ротмистра. После введения волостного деления уездов в 1861 г. село располагалось в Осташевской волости Вяземского уезда. В 1858 г. Богдановщина с деревнями значилась уже за Екатериной Ивановной Белкиной (1798-1860).

В имении насчитывалось 106 дворов, 588 душ мужского пола крестьян, 62 дворовых. По всей видимости, новая хозяйка и переосвятила кладбищенский храм во имя Всех Святых, так как в другом селе – Овиновщина – она устроила в 1848 г. каменный кладбищенский храм, освященный также во имя Всех Святых. Так как брак Е.И. Белкиной с полковником Ф.М. Белкиным был бездетным, то по завещанию 1860 г. Богдановщина с деревнями перешла во владение её двоюродной сестры, княгини Екатерине Петровны Урусовой (1817-1902, обе происходили из рода Энгельгардтов) — супруги генерал-лейтенанта от кавалерии, сенатора, нижегородского губернатора (1843-1854), Витебского, Могилёвского и Смоленского генерал-губернатора (1854-1856) князя Михаила Александровича Урусова (1802-1883). Их семья была дружна с А.С. Пушкиным. В 1870 г., в период проведения реформы по отмене крепостного права, по требованию княгини Е.П. Урусовой крестьяне села Богдановщина подписали уставную грамоту по выкупу ими земли. В селе тогда насчитывалось 43 души мужского пола. Предположительно, в 1894 году Богдановщину купил московский купец 1-й гильдии Василий Михайлович Сабашников (1848-1923), сын сибирского купца и золотопромышленника, переселившегося в Москву. Василию Михайловичу в Москве принадлежала чайная торговля, он был выборным московского купеческого сословия. Его двоюродные братья Михаил и Сергей Сабашниковы стали основателями широко известного в России книжного издательства.

По сведениям 1909 г., Багдановщинское имение В.М. Ca6aшникова составляло 1700 десятин, в нём была сыроварня. Покупка имения была связана с тем, что, по воспоминаниям современников, Василий Михайлович страстно любил природу и сельское хозяйство. У В.М. Сабашникова была дочь Маргарита (1882-1973), ставшая первой женой известного русского поэта Максимилиана Волошина. Их брак продолжился недолго – 1906-1907 гг., но дружеские отношения сохранились всю жизнь. Маргарита Васильевна стала художницей. В 1905 г. она познакомилась с австрийским философом, основоположником антропософии Рудольфом Штайнером и стала его ближайшей ученицей и помощницей. Под влиянием Штайнера М.В. Волошина создавала картины религиозно-мистического содержания. С 1922 г. она оказалась в эмиграции, проживала в Штутгарте, много занималась религиозной и светской живописью, а так же написала книгу мемуаров под названием «Зелёная змея» (первое изд. 1952г.). В ней, в частности, есть страницы о первом посещении семьи Сабашниковых Богдановщины летом 1895 г.:

«…Лето мы собирались провести в нашем имении Богдановщине между Вязьмой и Смоленском. Мы там никогда еще не были и с нетерпением ждали, когда же будет готов дом, который перестраивался… Наконец перестройка дома продвинулась настолько, что в нем можно было жить. Поля с целым штатом кухарок и прачек вместе с лакеем Михайлой были посланы вперед, чтобы организовать хозяйство. Затем двинулись и мы: отец, Китти, обе кузины и я. …В шесть часов утра, когда мы вышли на нашей маленькой станции, природа встретила нас таким праздничным убранством и чистотой, что душе, казалось, надо было расшириться, чтобы принять в себя это великолепие. В лучах утреннего солнца сверкали озими и свежая листва берез; фиолетовая земля курилась. Тарантас ждал нас. …Через два часа показались, наконец, липы и березы нашей усадьбы. Лошади, описав полукруг по берегу пруда, вынесли нас через резные ворота на обширный луг, окруженный хозяйственными постройками. За вторыми воротами виднелся, синея, еще пруд. Немолчный крик скворцов и галок в старых липах, пронизанное солнцем сияющее великолепие древесных крон, запахи земли, травы и листвы опьяняли, завораживали. Дом, над старым нижним каменным этажом которого возвышалась теперь новая постройка из еловых бревен, стоял еще весь в лесах. Через нижние комнаты и террасу я выбежала в сад. Дорожка между старыми высокими кустами орешника повела меня вокруг всего сада. Ни одной цветочной клумбы не было среди травы. Старые яблони, похожие своими дуплистыми искривленными стволами на танцующие фигуры, стояли прямо в высокой траве со множеством луговых цветов. Сад не был огорожен. Над высокими стеблями болиголова и колокольчиков, между стволами деревьев виднелись волнистые поля, далекие синие леса и извивающиеся между ними белые проселочные дороги. В дальнем углу сада росла древняя липа, ее могучий ствол сдерживался широким железным кольцом. Ветки ее свисали до земли, образуя купол, вмещающий несколько человек. Стол из почерневших ветхих досок, сколоченный будто для великанов, стоял в этой сияющей смарагдовым светом зале. Никогда я еще не видела таких могучих деревьев, какие были здесь, в нашем саду.

Какая сказочная жизнь струилась, переливаясь, мерцая серебром и золотом, в тихом шорохе их вершин — струилась и в то же время оставалась на месте! Какие чуткие касания неустанно творили в их кронах многообразие облачно изменчивых форм! В этих богатырских стволах земля вздымала свою мощь к небу. И прозрачная многослойная их листва на распахнутых крыльях ветвей принимала солнечный свет для земных глубин. Я сидела на ветхой скамейке в конце аллеи, где стебли болиголова достигали высоты человеческого роста, между перламутровыми стволами берез — и была как бы в забытьи. Внезапно я почувствовала головокружение и вернулась в дом, в большую солнечную комнату на втором этаже, отведенную нам с Нюшей, и легла на свою кровать под белым тюлевым пологом. Все тело болело, меня знобило. Это была корь.

…Когда после болезни я снова могла встать, я прежде всего подошла к окнам. Внизу я видела обширный луг, перерезанный дорогой, ведущий от одних ворот к другим. С другой стороны, за серыми деревянными сараями, темнела группа старых лип с искусственно изогнутыми стволами, вероятно, остаток парка XVIII века. Здесь когда-то стоял старый господский дом. Против нашего дома, за конюшней и домиком управляющего виднелась на краю обрыва деревня с маленькими избами и белой церковью с колокольней. …У въезда в деревню был трактир. Вечерами по воскресеньям перед ним на зеленом лугу у пруда двигался пестрый хоровод с песнями — если можно назвать песней это странное речитативное кричание. Как летом квакают лягушки, поют птицы, насекомые издают те или иные звуки, включаясь ими в окружающий мир, так и эти люди взывали к небесам. Из-далека я различала только: «Потеряла я колечко…». Было видно, как девушки и парни плясали в середине хоровода, причем женщины двигались плавно — «плыли, как лебеди», а мужчины метались вокруг, как пламя, стараясь прыгнуть повыше или пускаясь вприсядку. За прудом, и еще дальше, за ржаными полями, отделенная изгородью, блестела очень маленькая старинная церковь (имеется в виду кладбищенский храм ); в ней только раз в год служили панихиды».

Лето 1895 г. в Богдановщине вместе с семьей Сабашниковых провели и два брата Кончаловских: учитель Алеши (брата Маргариты) Максим Петрович (1875-1942) — в будущем известный советский терапевт, директор факультетской терапевтической клиники 1-го Московского медицинского института (с 1929 г.), вице-президент Международной лиги по борьбе с ревматизмом (с 1936 г.); и Петр Петрович (1876-1956) — один из основателей объединения художников «Бубновый валет», народный художник РСФСР (1946), действительный член Академии художеств СССР (с 1947 г.), дед (по матери) двух выдающихся российских кинорежиссеров — Никиты Сергеевича Михалкова и Андрея Сергеевича Михалкова-Кончаловского. Богдановщинская приходская церковь была закрыта по постановлению исполкома Западной области от 23.12.1936 г., а затем в 1938 г. разобрана для строительства и ремонта школ.

Край Смоленский №12 2014г., С.90-91

Рассказать друзьям:
Topradar